СЕВЕР Информационное агентство
Назад к списку

Храм Параскевы Пятницы в ЧерниговеЧернигов, один из старейших городов Рус...

Храм Параскевы Пятницы в Чернигове
Чернигов, один из старейших городов Руси, некогда столица Северского княжества, где сохранилось значительное количество архитектурных памятников древности, был подвергнут немцами в дни Великой Отечественной войны жесточ
айшей бомбардировке. При этом погибли музеи, исторические и художественные ценности и архивы, жестоко пострадали от огня все архитектурные памятники, среди которых наиболее был поврежден собор Пятницкого монастыря.

В акте Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков от 15-21 декабря 1943 г. были описаны следы разрушений. В частности, было отмечено: «Пятницкая церковь конца XII - начала XIII века - один из самых редких и замечательных памятников древнерусского искусства великокняжеской эпохи, сожжен немецкими зажигательными снарядами в части кровель и внутри здания при бомбардировке 23 августа 1941 года, а затем разрушен фугасными бомбами 25 сентября 1943 года: обрушилась глава, большая часть сводов, два западных пилона и большая часть западной и южной стен».
Как замечает архитектор-реставратор А. Л. Карнабед в статье «Возрождение черниговской "Пятницы"», в акте указывались также разрушения, причиненные и другим уникальным сооружениям Чернигова, в том числе Спасскому (нач. XI в.), Борисоглебскому и Успенскому (XII в.) соборам. Акт подписали эксперт Чрезвычайной комиссии П. Д. Барановский, украинский архитектор Ю. С. Асеев и старший научный сотрудник Черниговского исторического музея А. А. Попко.
Петр Дмитриевич Барановский (1892 - 1984) - москвич, уроженец смоленского села, подвижник архитектурной реставрации, в целом 70 лет отдавший восстановлению, спасению и реставрации памятников древнерусской архитектуры, - пришёл на помощь древнему Чернигову.
На счету Барановского спасение храма Василия Блаженного, основание музеев в Коломенском и Спасо-Андрониковом монастыре, обмеры в 1936 г. рушимого Казанского собора на Красной площади (именно по ним храм был воссоздан в начале 1990-х).
Барановский прибыл в Чернигов 23 сентября 1943 г., через день после освобождения города. А три дня спустя на его глазах немецкий пикирующий бомбардировщик прицельно разбомбил древний Пятницкий собор. Рассказывают, что полутонный фугас расколол храм, и без того изрядно выгоревший изнутри. Ученый первым из специалистов оказался у руин. А затем - без малого двадцать лет (!) - Барановский реставрировал "Пятницу", возвращая ей первозданный вид. Между прочим, настояв на том, что восстанавливать следует не купол Растрелли, а изначальный, древнерусский.
Очевидец говорил: «Надо было видеть Петра Дмитриевича в момент исследования "Пятницы": готовые вот-вот рухнуть остатки стен - и взбирающегося на них человека!»
Работы по восстановлению храма
Перечислим шедевры Киевской и Черниговской Руси, которые спасал Петр Барановский. По его же краткому перечню: «1943 г. Успенский Собор Киево-Печерской лавры XI в. Фиксация и проектные предложения по консервированию руин и реставрации; 1943, 1944 гг. Киевский Софийский собор 1037 г. (не имевший званий и титулов П. Барановский тогда был назначен председателем комиссии по реставрации от Академии архитектуры УССР); 1945 г. Исследование древней алтарной преграды Софийского собора и проект ее реставрации; 1943 г. Чернигов. Собор Борисоглебского монастыря XII в. Исследование, эскизный обмер и эскизный проект консервации; 1943 г. Чернигов. Собор Елецкого монастыря XII в. Исследование, эскизный обмер и проект консервации; 1943, 1945 1944 г. Киев. Храм Богородицы Пирогощей 1131 - 1136 гг. Исследование и опыт проекта реконструкции по материалам частичной фиксации перед разборкой 1936 г.; 1944 г. Киев. Храм Василия на Перуновом холме 1184 г. Исследование и опыт проекта реконструкции по материалам частичной фиксации перед разборкой 1936 г. (не существует)».
Его перу принадлежит исследование «Собор Пятницкого монастыря в Чернигове». Оно было опубликовано в 1948 г. в книге «Памятники искусства, разрушенные немецкими захватчиками», изданной под редакцией И. Э. Грабаря.
В нём П. Барановский отмечал: «Собор Черниговского монастыря, больше известный под названием Пятницкой церкви на Красной площади (иначе на Старом базаре, или же на Пятницком поле), принадлежит к числу тех памятников древнерусской архитектуры, которые вследствие позднейших крупных перестроек настолько изменили свой облик, что под новой внешностью почти невозможно разглядеть их подлинные черты, определяющие характерные особенности эпохи и стиля. Варварское разрушение Пятницкого храма немцами при их вторжении и бомбардировке Чернигова предварило постановку научно-исследовательской проблемы изучения этого памятника, навсегда лишив возможности видеть его в облике конца XVII в., а также возможности научно раскрыть и реставрировать его во всех подлинно сохранившихся частях более глубокой древности. ... Сохранившиеся руины памятника, представлявшие как бы диагональный разрез его с северо-западного угла к юго-восточному, давали возможность детального аналитического исследования здания в отношении его конструкций, характера материалов и техники. Руины представляли собой сложнейший конгломерат кирпичных кладок различного времени и характера».
Прежде всего, исследовательское внимание и интерес реставратора привлекло то обстоятельство, что все основные конструктивные элементы здания до самого верха, включая и своды, и основание главы, были сложены, в опровержение всех вышеуказанных литературных утверждений прошлого, из одинакового материала - плинфов, характерных только для домонгольской эпохи. Ступенчатые своды, сохранившиеся после обвала с восточной и северной сторон, столь не свойственные русской архитектуре домонгольской эпохи (по сложившимся в нашей науке за 100 лет представлениям), были сложены из того же древнего кирпича.
Специалисты считают, что работа Барановского по исследованию и реставрации Пятницкой церкви в Чернигове открыла новую главу в истории русской архитектуры. Памятник этот, как доказал Петр Дмитриевич, - сверстник «Слова о полку Игореве», один из первых непревзойденных образцов собственно русского зодчества. Барановский был убежден, что памятник, восстановленный во всех частях, говоря словами древнего летописца, «на диво удобренных украшениях», будет в изобразительном искусстве нашего народа таким же глубоко национальным немеркнущим светочем, как и «Слово».
Собор Пятницкого монастыря, утверждал Барановский, должен отныне занять не только хронологически наиболее раннее место, но и высшее - в системе развития форм русского зодчества раннего периода XI-XIII вв.
Стоящий на вершине разрушенной монголами большой культуры Древней Руси храм представляет, по мнению исследователя-реставратора, ясно выраженную отправную точку, с которой началось развитие национального творчества Московской Руси.
Барановский утверждал: Пятницкий храм, являясь в настоящий момент для нас новым и совершенно оригинальным, по противоречию со сложившимся представлением о русской архитектуре, поражает явной связью с памятниками и Сербии, и Москвы XIV-XV вв., и с такими вершинами русского зодчества, как Вознесенский храм в Коломенском, и особенно с деревянными русскими храмами. В этой многообразной связи Пятницкий храм является первым великим произведением нового стиля, ярко выраженного творческого гения русского народа.
Действительно, возникновение такого памятника, как Пятницкий храм, является органически закономерным событием именно в Южной Руси, где естественно создавались взаимодействия различных культур на перекрестке путей: из северо-восточной Залесской Руси в Западную Европу через Галич и из северо-западной Новгородской Руси в Византию и на Кавказ через половцев. Чернигов в XII в. был не меньшим культурным центром, чем Киев.
Волновал Барановского и общеславянский контекст. Ученый утверждал: «Не без основания же летописец сказал на первых страницах "Повести временных лет": "Там ведь Иллирик, до которого доходил апостол Павел; тут сперва были славяне... А славянский народ и русский - один"».
Барановский сделал предположение, что зодчим Пятницкого храма мог быть «приятель» Рюрика Ростиславича - «художник и мастер непростой» Милонег-Петр. Который, по словам летописца, постройкой Выдубицкой стены Михайловской церкви Выдубицкого монастыря, ставшей княжеской усыпальницей семьи князя Всеволода Ярославовича, совершил «дело, подобное чуду».
«Он же мог и в Овруче построить Васильевскую церковь в ранние годы деятельности Рюрика, - полагал Барановский, - и в Белгороде не дошедшую до нас необычайную по высоте и на удивление украшенную церковь Апостолов, и церковь Васильевскую в Киеве на дворе княжеском, а через 5-10 лет после Выдубицкой стены построить к концу жизни Рюрика и его княгини-монахини церковь в Черниговском Пятницком монастыре. ... Исходя из высоких достоинств памятника, раскрывшегося перед нашими глазами в процессе его исследования, мы могли бы обратить к нему те же слова, которыми летописец выразил свою похвалу белгородскому храму: "Высотою же и величеством и прочим вдивь удобрена, по Приточнику глаголящему: вся добра возлюбленная моя и порока несть в тебе"».
По проекту Барановского церковь Пятницы Параскевы была отстроена заново к 1962 г. Рассказывали, что послевоенный главный архитектор Чернигова П. Ф. Букловский требовал не восстанавливать разрушенные храмы, а, наоборот, снести руины, чтобы не портили вид и не мешали благоустройству территории. Слава Богу, специалисты, энтузиасты и патриоты этого не допустили. Барановский даже добился того, чтобы на одном из кирпичных заводов Чернигова началось производство плинфы по древнерусским образцам, и храм восстанавливался именно в тех формах, в которых был построен.
Увы, не удалось, сохранить храмовую колокольню, возведенную в начале XIX в. Антоном Карташевским и ставшую неотъемлемым элементом Пятницкой церкви, ее архитектурно-пространственного ансамбля.
А. Л. Карнабед подчеркивал: «В то время как не только Барановский, но и такие известные ученые, как М. К. Каргер, Г. Н. Логвин, Г. М. Штендер, Ю. А. Нельговский доказывали необходимость "сохранить колокольню как сооружение, которое дает представление о характере архитектуры комплекса до его реконструкции и содействует лучшим условиям эксплуатации и экспозиции основного памятника", местные геростраты - начальник облотдела по делам архитектуры Гребницкий и главный архитектор города Сергиевский сделали свое дело: историческая среда была уничтожена. Нет колокольни, нет церковной ограды, нет кургана-памятника».
На баланс как «восстановленная в соответствии с проектом реставрации» Пятницкая церковь была принята 1 января 1963г.
Но простояла закрытой до начала 1967г., когда вместе с другими десятью памятниками архитектуры Чернигова XI-XIX вв. постановлением Совета Министров УССР была передана в Черниговский государственный архитектурно-исторический заповедник, бывший до 1979 г. филиалом киевского заповедника «Софийский музей».
В Чернигове заповедник начал работать с 1 августа 1967 г. Со следующего года здесь велась подготовка эскизов, а затем рабочего проекта музейной экспозиции «Пятницкая церковь - памятник архитектуры конца XII - начала XIII в.».
Проект музейной экспозиции в Пятницкой церкви, для которой П. Барановским в 1968 г. было передано значительное количество находок 1943-1961 гг., был разработан им же с учетом формирования музея в три этапа. В числе находок - плинфы со знаками (метками и клеймами), фрагменты фресковых штукатурок, архитектурно-строительной и гончарной керамики, изделия из цветного и черного металла, фрагменты стекол древних оконниц.
В 1947-м Барановский в автобиографии отмечал свои черниговские заслуги с присущей ему скромностью: «Из творческих работ последних лет заслуживают быть отмеченными работы по исследованию, сохранению и реставрации Пятницкого собора в Чернигове (XII в.), произведенные осенью 1944 -1945 годов от главного управления охраны памятников и давшие новые, весьма важные данные для истории русского искусства».
Сегодня черниговский храм Пятицы Параскевы, к сожалению, занят «автокефалами». Помнят ли они, что спасению шедевра древнерусской церковной архитектуры обязаны русским людям, и прежде всего смоленскому москвичу подвижнику и радетелю Петру Дмитриевичу Барановскому?
Архивные фото из книги «Петр Барановский. Труды, воспоминания современников». М., «Отчий дом». 1996..
Посмотреть на Facebook